ilya_fender


Когда я пришёл, ты уже уплыла,

Я забыл, что ты пароход


ГЛАВА 10
ilya_fender
Вечерние сумерки за окном вдруг взорвались яркими оранжевыми вспышками. Спустя пару секунд фасад здания на противоположной стороне улицы заслонил собой борт мусороуборочной машины. Спецтранс совсем недавно закупил партию таких мусоровозов, и они уже успели показать куда большую эффективность по сравнению со старыми ЗИЛами, таскавшими на себе огромные контейнеры и обдиравшими ими стены арок построенных еще в царские времена домов. Позади растянулась вереница легковых автомобилей, терпеливо ждавших, когда уборщики откатят от кузова очередную партию мусорных бачков, и огромная машина прокатится вперед и освободит хотя бы поворот на Графский переулок.
Роман с Викой допили очередную порцию кофе. Руководствуясь названием заведения, они уже час, как перешли на "ты".
- А, может быть, прогуляемся? Тем более, на улице должно быть очень приятно сейчас: наши каменные джунгли наверняка успели подостыть от дневного пекла. М? - Вика вопрошающе приподняла бровь. Она с детства гордилась этой своей особенностью, которой обладал далеко не каждый.
- Почему бы и нет? - Роман взглядом выхватил свободную официантку и, нарисовав в воздухе зигзаг воображаемым карандашом на воображаемом листке, попросил счет. Хрупкая девушка с по-детски наивными глазами кивнула в ответ.
Спустя пару минут они уже шли к Невскому проспекту. Температура воздуха была действительно очень комфортной. Асфальт дорог и камень домов еще отдавали накопленное за день тепло, что в совокупности со спавшей после опустившегося к горизонту солнца духотой, создавало на удивление уютное ощущение вокруг. Гуляющие по вечернему городу туристы не замечали такой приятной метаморфозы, но жители Петербурга несомненно оценили сегодняшнюю погоду. Ведь в Петербурге ты вечно мокрый: либо от дождя, либо от жары, либо от окатившей тебя с ног до головы грязной водой машины. Но не сегодня. Сегодня улыбались не только иностранцы, приехавшие полюбоваться столицей Российской империи, улыбались сами петербуржцы: влюбленные парочки, одинокие юноши, уставшие после смены усатые, все ещё "советские" рабочие немногих оставшихся заводов, участковый с кожаной папкой под мышкой, подвыпивший гопник в спортивном костюме, идущий с ним рядом, улыбались даже бомжи в подворотне, впрочем, они и без того всегда улыбались, но сегодня они улыбались особенно, как-будто они и не бомжи вовсе, а просто слегка одичавшие обитатели этих самых каменных джунглей, такие же, как и остальные, просто запылившиеся чуть больше обычного да немного завшивевшие. В такие вечера, как сегодняшний, в мансардах художников писались шедевры живописи, которые еще будут оценены потомками, если авторы, конечно, их не пропьют раньше времени; на скамейках в парках писались стихи, услышав которые не устояла бы ни одна прелестница, явившаяся причиной столь сильного душевного порыва юного, хотя это вовсе не обязательно, поэта; скульпторам удавалось отсечь ровно столько лишнего, сколько необходимо для превращения каменной глыбы в изящную женскую фигуру; в такие вечера из ничего зарождалась новая счастливая жизнь, ведь те, кто эту жизнь зародил, были счастливы. В такие вечера, как сегодняшний, сам город был счастлив.
Привыкший ходить один Роман даже не подумал, что его спутнице будет некомфортно поспевать за ним на каблуках. Когда они свернули на главную магистраль города, Вика просунула свою изящную ручку под достаточно крупную руку старшего следователя, наконец-то сбавив шаг, пройдя поворот, как сказали бы спортсмены, по внутреннему радиусу. Она с самого момента их выхода из кафе искала повод взять его под руку, и вот это повод нашелся - мышцы голеней больше не могли справляться с такой нетипично возросшей на них нагрузкой. Роман слегка приподнял предплечье и вопросительно взглянул на девушку.
- Я за тобой не поспеваю, - улыбнулась она.
- Извини, я...
- Всё нормально, просто давай пойдем чуть помедленнее.
- Да, конечно, - он не мог оторвать от неё глаз. Неловкая пауза затянулась. - Ты задавай темп, а я подстроюсь.
- А вы не торопите события, товарищ следователь?
- Прости, как-то действительно двусмысленно получилось.
Вика засмеялась:
- Да расслабься, Рома, я же шучу. Иногда получается по-дурацки, но я, знаешь ли, тоже не каждый день гуляю по городу с представителем правосудия, которого все боятся.
- А что ж его бояться? Правосудие для того и создано, чтобы защищать граждан.
- Да не правосудия боятся, а представителя его. Ладно, проехали, - Вика звонко смеялась. - Ты сюда сразу после работы приехал или домой успел заскочить?
- Я последнее время практически живу на работе. Дел много накопилось, надо половину хотя бы в суд отправить, а я вместо этого со стажером своим нянчусь.
- Ясно, не будем о работе, по крайней мере, о твоей. - Вика искоса посмотрела на Романа. Они как раз подходили к набережной Фонтанки, и справа из-за Литературного дома уже открывался вид на Шуваловский дворец. - А про мою работу ты ничего не хочешь узнать?
- Временно официально безработная. Берешься за разовые заказы в сфере проектирования интерьеров жилых и офисных помещений. Четыре дня назад ходила на собеседование, которое так и не состоялось. - Роман с деланым смущением взглянул на спутницу. - Издержки профессии.
- Нашел, что вспомнить. - Вика невольно дернула плечом. - Пойдем направо по Фонтанке, на разводку успеем посмотреть.
- Пойдем.
- А что там, кстати, с этим делом? Ну, я про собеседование.
Они остановились у края проезжей части в ожидании разрешающего сигнала пешеходного светофора.
- Пока идет следствие, я не могу делиться подробностями, но, если в целом, вроде бы обычное непреднамеренное убийство, каких десятки происходят ежемесячно.
- Ты так об этом говоришь, - Вика нахмурила брови, - будто подобные вещи для тебя в пределах нормы.
- Это моя работа. И для меня это норма. - На противоположной стороне проспекта загорелся зелёный свет, и люди, стоявшие на тротуаре, одновременно двинулись через дорогу. - Я сталкиваюсь с убийствами, самоубийствами, несчастными случаями практически ежедневно.
- Рома, но ведь каждое такое происшествие - чья-то трагедия! Я искренне не понимаю, как ты можешь так легко об этом говорить. Я бы с ума давно сошла.
- Именно поэтому. Я очень не хочу сойти с ума. - Он достал из кармана пиджака пачку сигарет. - Ты не против?
- Нет, конечно, кури на здоровье, - Вика улыбнулась.
Роман чиркнул зажигалкой, затянулся табачным дымом:
- Ты знаешь, я мечтал об этой работе, мне она представлялась вполне себе романтичной: поиск улик на месте преступления, разоблачение всяких негодяев, ночные погони, задержания, иногда, наверное, перестрелки. - Он скосил глаза на Вику. - Ты "Кортик" читала? Уж наверняка смотрела.
- Кортик? Это нож такой? - она удивленно взглянула на Романа.
- Да, пусть будет нож, - глубоко затянувшись и выдохнув облако дыма, он продолжил. - Это такая приключенческая повесть для советских детей. Анатолий Рыбаков написал. Все пацаны в детстве мечтали быть похожими на Мишку, главного героя, который вместе со своими друзьями пытался разгадать тайну оказавшегося у него кортика, ножа такого обоюдоострого, который морские офицеры получали. В ходе поисков разгадки они разоблачают бандита Никитского и контрреволюционную организацию, в которой последний состоял. В итоге ребят принимают в комсомольцы. Так вот этот Мишка был моим кумиром, как, впрочем, и тысяч советских пацанов. Я никогда не задумывался об этом, но, видимо, именно этот мальчишка в кожанке и с серьезным суровым взглядом предопределил всю мою дальнейшую жизнь. К сожалению, реальность оказалась куда прозаичнее. Но несмотря на все ужасы, с которыми мне пришлось смириться, иначе никак, я считаю, что занимаюсь полезным делом. Я нахожу преступников и делаю всё, чтобы они понесли наказание за содеянное. Понимаешь, я не ищу, я нахожу. Меня многие опера на дух не переносят, потому что я отнимаю у них работу: не сижу в кабинете, читая их протоколы, а сам эти протоколы составляю прямо на месте.
Они шли по левому берегу Фонтанки мимо Шереметевского дворца. Впереди на противоположном берегу показался Цирк Чинизелли, первый каменный цирк Российской империи, и выглядывавший из-за него угол здания блокадной подстанции.
- Неужели ты из тех немногих, чья детская мечта о будущей профессии осуществилась?
- Можно сказать и так. Просто я не пытался осуществлять другие мечты: стать космонавтом, летчиком-испытателем, ну и пожарным, конечно, - он засмеялся, - хотя, я думаю, из меня мог бы получиться неплохой пожарный.
- И шла бы я сейчас с пропахших дымом широкоплечим парнем, - Вика тоже смеялась.
- Парни моего возраста в пожарных расчетах не служат, они на пенсию уходят, бумажки перебирать. - Рома щелчком большого и среднего пальцев отправил окурок в урну. - Да и вряд ли мы с тобой познакомились, не будь я следователем. Если, конечно, ты бы не загорелась в мою смену.
- Тогда мы бы оба сейчас пахли дымом, - она поежилась и прижалась к плечу своего спутника. - А вот там, - Вика указала рукой вперед, - чуть дальше, я училась.
- В Мухе?
- Да, - она взглянула на Романа, приподняв бровь. - Это ты тоже из моих показаний вычитал? Я, насколько помню, об этом ничего не говорила.
- Просто догадался. Ты же дизайнер с высшим образованием. А на Фонтанке дизайнеров учат только в Мухе.
- Что еще ты обо мне можешь сказать? Нарисуй мой словесный портрет.
- Только если ты нарисуешь мой, - он накрыл правой рукой ладонь Вики, лежавшую на сгибе его локтя. -На бумаге.
- Договорились! Начинай, - она смотрела на него и удивлялась сама себе: насколько же её первое впечатление об этом человеке оказалось обманчиво. Во-первых, он не казался ей больше холодным и неприятным. Во-вторых, она ловила себя на мысли, что наконец-то встретила мужчину совершенно из другого круга, с которым ей интересно, и желание узнать его ближе росло в ней с каждым их шагом. В-третьих... Кто знает, что будет в-третьих, этот следователь очень даже ничего.
- Ты родилась или с раннего детства жила в Ленинграде, судя по манере разговора. После школы сразу поступила в ВУЗ, закончила тоже сразу без академических отпусков. Живешь одна. Квартиру, судя по адресу проживания, новая, куплена родителями. Постоянной работы нет. Причиной этому могут служить либо лидерские замашки, которых я не в тебе не вижу, поэтому данную версию отбрасываем, либо нежелание работать в коллективе, что больше похоже на правду. Ты достаточно общительная девушка, но не балаболка.
- Кто? - Вика со смехом посмотрела на Романа.
- В общем, не болтаешь впустую, о пустяках, только ради того, чтобы не молчать.
Вика кивнула:
- Продолжай.
- Я думаю, ты интроверт. Сходишься только с теми людьми, которые тебе интересны. А офисная болтовня ни о чём тебя раздражает. У тебя много знакомых, но пара-тройка настоящих друзей. Ты не состоишь в постоянных отношениях с мужчиной. Почему? Возможно, дело все в том же отсутствии интереса, либо в завышенных требованиях к кандидату. Но в требованиях не финансового плана, иначе мы бы сейчас не направлялись смотреть на разводку мостов. В сверстниках тебя не устраивает отсутствие четкой жизненной позиции и излишний инфантилизм. Это я из личного опыта общения с молодыми людьми твоего возраста делаю выводы. Одеваешься ты достаточно сдержанно, но стильно. Это и отсутствие подруги в кафе в пятницу вечером говорит о том, что разовые отношения тебя тоже не интересуют. Ты ценишь и уважаешь себя, поэтому без колебаний честно отвечаешь на вопросы. Но в совокупности с интроверсией откровенности от тебя могут ожидать только близки по духу люди. Или представители правоохранительных органов, которых ты не боишься, в отличие от большинства людей. По теме нашего разговора, по тому, что держишь меня под руку, да и вообще по тому, что наша беседа в кафе имеет продолжение, я могу с девяностопроцентной уверенностью сказать: я тебя заинтересовал, больше чем кто-либо за последние несколько месяцев.
Вика слушала, глядя перед собой. Роман говорил так, будто последние годы вел за ней скрытое наблюдение.
- Ты способна совершить преступление. Либо непреднамеренное, либо очень грамотно продуманное. Не ради материальных ценностей, но из мести за причиненные страдания психологического характера, - он опустил взгляд на Вику. - Как-то так в двух словах.
Девушка что-то обдумывала. Она смотрела вперед серьезными глазами. Когда они дошли до моста Белинского, Вика остановилась у перехода на другой берег, взглянула на Романа так, будто изучала его, и, помедлив, произнесла:
- В следующую пятницу и субботу я свободна. Моя очередь рисовать твой портрет.
Она перевела взгляд на светофор и потянула спутника за руку через дорогу.
Роман улыбнулся и поспешил за ней. Они шли вдоль ограды по набережной.
- Это моё любимое здание в Питере. - Вика кивнула в сторону Михайловского замка. - Ты знаешь, что у него каждый фасад выполнен в разных архитектурных стилях? Павел сам разрабатывал эскизы будущей резиденции. И первоначально это был настоящий замок, окруженный со всех сторон водой. Сейчас два канала с Севера и Юга засыпаны, но Мойка и Фонтанка дают представление об оригинальном виде.
- Да, здание очень интересное, как и история последних дней жизни его хозяина, - Роман остановился, долго смотрел на замок, повернулся к Вике. - А ты знаешь, что находилось раньше на его месте?
- Летний дворец Елизаветы, в котором Павел и родился. А спустя сорок шесть лет, он был убит в построенной им неприступной крепости. Ты проверяешь, знаю ли я историю? - Вика с прищуром взглянула в глаза Роману.
- Я нисколько не сомневаюсь, что историю ты знаешь в глобальном понимании этого слова. Просто наиболее интересные подробности в учебной литературе, как правило, опускаются составителями. А именно детали формируют историю в целом. Это я тебе как специалист в области деталей могу сказать, - он улыбнулся.
- И какие же детали в этой истории были упущены? Те, что после убийства Павла из замка выехала царская семья, и он пустовал почти двадцать лет? Или те, что ни один тайный ход не помог императору избежать гибели?
- Именно! - в глазах Романа сверкнул огонек. - Существует версия, согласно которой Павел после разговора с личным врачом приказал заколотить дверь, ведущую в спальню супруги из его собственной спальни. И это обстоятельство привело к невозможности бежать от заговорщиков, ведь именно спальня супруги императора имела выход в целый лабиринт тайных коридоров и переходов замка.
- Что же такого сказал ему врач? - Вика действительно не знала этих деталей и теперь ждала продолжения.
- После десятых родов здоровье августейшей супруги императора окончательно подкосилось. Её личный врач настоятельно рекомендовал Павлу исключить всякую возможность еще одной беременности, поскольку очередные рода она, вероятнее всего, перенести не сможет. Павел, будучи человеком жестким и решительным, принял кардинальные меры.
- Сколько совпадений! Можно подумать, что сама судьба вела Павла к гибели, - огонек в глазах Романа оказался заразительным.
- Ты даже представить себе не можешь, сколько совпадений и случайностей приводит к роковому финалу. Я каждый раз удивляюсь, распутывая очередной клубок событий, предшествовавших трагедии.
- Рома, ты же счастливый человек! - восторженный взгляд девушки несколько смутил следователя. - Ты так увлеченно рассказываешь. И твои глаза... Это надо видеть! Ты не работаешь - ты живешь этим, и это здорово!
- Теперь ты понимаешь, почему я до сих пор выезжаю на места преступления, а не просиживаю штаны в душном кабинете?
Роман где-то прочитал, что человеку достаточно нескольких долей секунды, чтобы влюбиться. Чушь собачья! Человеку нужно найти того, с кем бы он себя чувствовал собой, кто понимал бы его и поддерживал. И после осознания этого факта, а оно может прийти далеко не сразу, человеку достаточно одного взгляда, чтобы признаться себе - я влюблен!
- Пойдем? - он осторожно взял Вику за руку.
Она чуть заметно сжала его ладонь:
- Пойдем.
Они шли вдоль Летнего сада. Справа находилось здание бывшего Императорского училища правоведения, о котором Роман мог рассказать много интересного. Но он не хотел сейчас ни о чём говорить. Он вновь, в который раз, удивлялся череде событий, приведшей к роковому финалу. Мысли старшего следователя впервые за несколько последних лет были заняты человеком, никоим образом не причастным к расследуемому уголовному делу.
Роман и Вика перебежали через Дворцовую набережную, остановились у гранитного парапета. Дворцовый мост уже был разведен, пролет Троицкого моста только начал подниматься. Роман поймал себя на мысли, что вид разведенных мостов - это действительно красиво и романтично, а не только необходимость лететь на бешеной скорости к следующему мосту, чтобы успеть перебраться на другой берег.
Вика стояла к нему спиной, глядя на разводящийся мост:
- Красиво, конечно, но этот ветер... - она обхватила себя руками.
Роман молча снял пиджак и накинул сзади на плечи девушки.
- Спасибо, - повернув голову, она с улыбкой взглянула на него и встретила взгляд, который выдает мужчину любого возраста, уже осознавшего всю безысходность своего положения, но все еще опасающегося сделать первый шаг.
Вика развернулась, взяла Романа за руки:
- Скажите, товарищ следователь, у вас остались еще какие-либо вопросы ко мне по тому делу, которое вы сейчас ведете?
- Абсолютно никаких, - он не мог оторвать взгляда от её глаз.
- Тогда, полагаю, я тебя никак не скомпрометирую. - Она слегка потянула его за руки и, когда он чуть наклонился к ней, приподнялась на носках.
Проплывавшие в этот момент на речном трамвайчике японские туристы защелкали фотоаппаратами. Эта картина была прекрасным завершением их прогулки по ночной Неве. Романтике белых ночей в красивейшем городе самой непонятной страны не хватало последнего штриха - влюбленной пары, совершившей свой первый поцелуй.

ГЛАВА 11
ilya_fender
Не самые мелкие дождевые капли пузырились в лужах совсем уж огромными полусферами. Менее, чем через два с половиной часа в гладком зеркале этих же луж будут отражаться безликие грязно-желтые фасады хрущевок, но пока вода в них буквально кипела. Круглые осиновые листья, оправдывая известное сравнение, бились под ударами дождя на своих черенках подобно цепному псу, отгоняющему от доверенной ему территории чужака.
- Надюша, солнышко, одевайся скорее, мы сейчас в садик опоздаем, - Катя в спешке собиралась. Сегодня она проспала - на автомате выключила будильник и снова уснула под приятный шум дождя за окном. Её биологические часы сработали слишком поздно, пружиной сбросив её с кровати с широко раскрытыми глазами, выражавшими весь ужас от произошедшего. - Доченька, давай, поторопись! Мама сегодня всё на свете проспала. Нас в садик не пустят.
- Мам, помоги мне колготки одеть, - недовольным голоском проныла Надя.
- Надеть. Одежду надевают, а Надежду, - она присела рядом с кроваткой дочери и помогла той натянуть колготки, - одевают.
- Я забыла, - пятилетний ребенок улыбнулся и крепко обвил ручками шею матери.
- Так, надевай юбочку, и побежали скорее. - Катя сама на ходу одевалась. Накраситься она уже не успевала никак.
Она помогла обуться дочке, схватила сумку, и они выскочили из квартиры. Пока Катя закрывала увесистую стальную входную дверь, Надюшка пролепетала:
- Мама, на улице дождик. Мы промокнем.
- Боже мой! Спасибо, солнышко! - она снова распахнула дверь, привычным движением схватила висевший у входа зонт и, наконец дважды щелкнув замком, побежала вниз по лестнице, держа недовольную таким быстрым спуском дочку.
Детский сад находился в соседнем дворе, и Катя разумно решила доехать на машине. Прошлепав в босоножках по лужам, она усадила Надю на заднее сиденье в детское кресло, прыгнула за руль и, не прогревая двигатель, рванула с места. Из-под колес в разные стороны разлетались потоки темной воды, падали на газоны, размывали и без того разбухший верхний слой земли, увлекая его вслед за собой в дворовый проезд. Сидевшая у распахнутого кухонного окна квартиры на первом этаже дряхлая старушка, недовольно глядя на проехавшую мимо машину, пробурчала себе под нос что-то не самое приятное в адрес водителя.
Спустя пару минут Катя, успевшая изрядно промокнуть, пока выходила из машины, открывала заднюю дверь и отстегивала ремень, раскрыла зонт, Надюшка выскочила из своего кресла, с трудом хлопнула дверью, и они побежали, тщетно пытаясь миновать обширные лужи, к входному крыльцу детского сада. Во дворе было пустынно, ни один родитель не вел свое чадо за руку в сторону двухэтажного охристого здания, что наводило на не самые приятные мысли о еще менее приятном разговоре с воспитателем или нянечкой, а, возможно, и той, и другой одновременно.
Вбежав под нависавший над крыльцом бетонный козырек, Не по погоде одетые мама с дочкой бегом миновали семь ступеней, вошли в широкий дверной проем и оказались в холле детского сада. В нос тут же ударили знакомые Кате с раннего детства и засевшие глубоко в памяти запахи детсадовской столовой. Сегодня на завтрак определенно подадут творожную запеканку, и овсяную кашу.
Однажды, когда Катя сама ходила в старшую группу, воспитательница перед обедом спросила детей, любит ли кто-то из них молочные пенки. Катя единственная подняла руку и кивнула головкой с двумя темными косичками, доходившими до лопаток (кто бы знал, что всего через месяц мальчик из её группы, Петя Смирнов, принесет вшей, и Катины роскошные косы придется состричь почти под самый корень). Не то, чтобы она любила молочные пенки, просто относилась к их наличию в кружке вполне спокойно в отличие от многих ребят её возраста. После того, как дети съели первое и второе блюда, им принесли стаканы с молоком. Так же, как и запахи столовой, Катя никогда не забудет, что принесли ей. Полный. Стакан. Пенок. Сам вид этого "напитка" был зрелищем не для слабонервных, но маленькая девочка, приученная отцом, очень хотевшим сына, держать слово, мужественно, с огромным трудом подавляя рвотные позывы, съела все содержимое. С тех пор один только вид самой маленькой, почти незаметной пенки на поверхности кипяченого молока ввергал её в состояние поистине животного ужаса, пробуждая инстинкт самосохранения.
Надюшка распахнула дверцу своего шкафчика, достала с нижней полочки свои, выписанные ортопедом, сандалики с высоким берцем и начала медленно переобуваться. Её мама в это время аккуратно заглянула в группу, встретилась взглядом с воспитателем, Натальей Николаевной, растянула на лице широкую улыбку и почти шепотом произнесла:
- Здрасьте!
- Здравствуйте, Екатерина Андреевна! - слегка картавя поставленным строгим голосом ответила Наталья Николаевна. - А мы на завтрак собираемся, ещё пара минут опоздания, и ваша Надя осталась бы голодной.
- Извините, пожалуйста, что-то с телефоном произошло - будильник не сработал, - Катя чувствовала, как мочки ушей начали гореть, а к лицу от шеи все больше приливала кровь. Она ощущала себя школьницей, опоздавшей на урок и ищущей какие-то заведомо лживые объяснения.
- Ладно, переодевайте ребенка скорее, - с этими словами воспитательница снова опустила взгляд к журналу, лежавшему перед ней на столе.
Сзади Катю за подол легкого летнего платья уже дергала дочка:
- Пока, мамуля. Я тебя люблю!
- И я тебя люблю, солнышко моё! Веди себя хорошо, слушайся Наталью Николаевну, - она присела, поцеловала Надюшку и, поправив выбившуюся из прически шелковую прядку тоненьких светлых волос, поспешила к выходу.
Выехав из дворов, она помчалась на работу, оставляя за машиной густой шлейф мелких брызг. Автомобилей на дорогах было значительно меньше - час-пик почти миновал, и она почти на всех светофорах оказывалась первой. Спустя восемнадцать минут, Катя уже ставила машину на бывшее место директора. Его машину забрали сотрудники полиции как вещдок по уголовному делу.
Каждый раз подходя к своему автомобилю, Катя невольно вспоминала всегда аккуратно, точно по центру стоявший, сверкающий в любую погоду, серебристый седан Славы, всем своим видом говоривший об индивидуальности своего владельца по сравнению с владельцами остальных одинаково-безликих иномарок среднего класса, и сердце её щемило. Совершенно неестественно выглядела её старенькая машина на месте такого красавца. Совершенно неестественно было отсутствие самого хозяина харизматичного авто.
Все сотрудники уже были на своих рабочих местах. Катя поздоровалась, привычно щелкнула кофемашиной и зашла в отделенный от остального помещения стеклянной перегородкой кабинет, который теперь занимала. Погружённая в свои печальные мысли, не покидавшие её с момента гибели директора, она не заметила мужчину, сидевшего на гостевом диванчике. В дверь заглянул Гриша с чашкой кофе в руке:
- Катя, тебя там посетитель ожидает, - он протянул ей чашку.
- Какой ещё посетитель? - она отпила немного горячего кофе и удивленно посмотрела на сотрудника.
- Не знаю, сказал, что к тебе. Вот сидит, ждёт. - Гриша пожал плечами и вышел, оставив дверь открытой.
Катя достала из сумочки косметичку, посмотрелась в зеркальце:
- Да я же не накрашена! Какие посетители? - раздраженно подумала она. - Ладно, все-равно поздно.
Она бросила косметичку обратно и вышла из кабинета.
- Здравствуйте! Вы ко мне? Проходите, пожалуйста, - она жестом пригласила мужчину пройти за перегородку. - Извините, дочку в садик завозила, задержалась немного.
- Ничего страшного, - приятным баритоном с улыбкой произнес посетитель. - Доброе утро, Екатерина! Меня зовут Игорь Аркадьевич, я отец Вячеслава.
- Доброе утро, - на втором слове её голос сорвался на хриплый шепот. Она прочистила горло, - примите мои глубочайшие соболезнования.
- Спасибо. А вы примите мои, - глаза его сделались печальными. - Я знаю, вам Слава тоже был дорог. Он мне рассказывал про вас. Говорил, как вы ответственно относитесь к работе, и как не раз выручали его самого.
Катя с грустью улыбнулась:
- Ой, я вам даже присесть не предложила. - Она выглянула в общий зал: - Ира, сделай еще кофе, пожалуйста.
- Извините еще раз, - она снова обратилась к Игорю Аркадьевичу, - сейчас Ира кофе принесет.
- Да вы так не беспокойтесь, всё нормально. - Он окинул взглядом бывший кабинет сына. - А здесь уютно. И атмосфера приятная, не отвлекающая от работы.
- Да, Слава умеет, - она осеклась, - умел создавать гармонию.
- Катя... Можно я буду называть вас Катей?
- Да, конечно! - она улыбнулась гостю.
- Катя, я пришел к вам с вполне конкретной целью. Слава оставил много незавершенных дел, - было видно, как тяжело было этому человеку говорить о своем сыне в прошедшем времени, - в том числе и фирму. Последние годы он жил своей работой, и было бы очень обидно, если его детище погибнет, - он невольно поморщился после произнесенного последним слова, - или окажется в некомпетентных руках. Его бывшая жена претендовала на управление, но мы с супругой решили, что она только всё испортит. Поэтому, как законные представители, хотели бы предложить вам стать генеральным директором. Слава вас очень ценил, и, я уверен, он поступил бы так же. Я нисколько не сомневаюсь, что под вашим руководством, то, что сумел выстроить мой сын, не толко не пропадет, но и будет развиваться дальше.
- Спасибо вам огромное за такое доверие! - Катя с трудом сдерживала слезы.
- Если вы согласны, нужно будет съездить к юристу, подписать необходимые бумаги. - Игорь Аркадьевич натянуто улыбнулся. - Наследственные дела мы уже уладили, осталось переписать внутренние документы фирмы.
В кабинет вошла светленькая девушка с небольшим подносом в руках.
- Спасибо, - отец Славы принял у нее принесенный кофе. - Катя, если вы не против, я хотел бы поскорее решить этот вопрос. Поймите, мне действительно тяжело заниматься всем этим, - он неопределенно повел рукой, - чем раньше вы приступите к руководству студией, тем скорее подарите нам с супругой спокойствие, если это слово вообще уместно.
- Конечно, Игорь Аркадьевич. Я готова прямо сейчас поехать.
- Давайте так и поступим. Вы на машине?
Катя кивнула.
- Вы подвезете меня до юриста? Потом я на метро домой доберусь. Дело в том, что сейчас я не рискую садиться за руль - слишком много всего произошло, нервы ни к чёрту.
Они спустились на лифте в фойе, быстрым шагом пересекли первый двор и вошли на парковку, где стояла Катина машина. Игорь Аркадьевич внезапно остановился:
- Где это произошло? - тихим голосом спросил он. Губы его дрожали.
- Прямо здесь, - Катя указала на узкую полоску тротуара под злополучным окном.
Пустым невидящим взглядом отец Славы смотрел на то место, где не так давно прервалась жизнь его сына. Ему не нужны были подробности, на опознании в морге он и так увидел достаточно, чтобы воображение само нарисовало картину того страшного утра. Он опустил зонт, и капли дождя подобно вечернему полевому гнусу облепили его с ног до головы.
Катя смотрела на этого человека и видела в нем постаревшего Славу - удивительно, насколько они были похожи. Та же форма лица, те же тяжелые надбровные дуги, тот же подбородок, даже взгляд слегка исподлобья у них был почти идентичен. Только морщин ла лице Игоря Аркадьевича было гораздо больше.
- Едем? - он повернулся к Кате, и она невольно вздрогнула - на нее смотрели глаза полные боли и отчаяния.
- Да, конечно, - она достала из сумочки брелок, и машина, стоявшая чуть поодаль, дважды моргнула аварийной сигнализацией.
Всю дорогу они молчали. Каждый думал о своем. Катя вспоминала, как они со Славой планировали устроить выездной корпоратив на его день рождения, до которого оставалось меньше месяца. Как он смеялся, придумывая всяческие забавные конкурсы для сотрудников. Игорь Аркадьевич безуспешно пытался отогнать разъедавшие его изнутри мысли о том, что он больше никогда не увидит своего сына, никогда не посмотрит ему в глаза, не пожмет руку, не обнимет слегка коряво, по-отцовски, не выпьет с ним по кружке пива, сидя летним вечером на террасе и глядя на резвящихся на траве внуков.
Каждый думал о своем Славе.

* * *

Пока Катя с Игорем Аркадьевичем занимались малоприятными, но необходимыми бумажными делами у юриста, дождь закончился. Газонная трава и листья на деревьях засверкали в лучах выглянувшего из-за темных туч слепящего солнца. С верхних этажей домов ещё можно было заметить серую стену дождя, уносимую все дальше на северо-восток в сторону Ржевки, но вышедшие из офисного здания мужчина и молодая женщина видели ясное голубое небо, сочную зелень, мокрый асфальт. Такие контрастные краски всегда появлялись после сильного грозового ливня и никогда ясным сухим днем.
Новый директор архитектурной студии довезла своего нового работодателя до ближайшей станции метро, где они и расстались:
- Еще раз спасибо вам за доверие, Игорь Аркадьевич. Я сделаю все возможное, чтобы вас не подвести.
- Я в этом нисколько не сомневаюсь, - отец Славы потянулся к ручке открывания пассажирской двери, щелкнул замок, и дверь подалась наружу. - Катя, за то недолгое время, что мы с вами провели сегодня, я понял, почему мой сын вам так доверял. Есть в вас ощущение надежности, что-то материнское, если позволите.
Она улыбнулась в ответ:
- Наверное.
- Был очень рад познакомиться. Всего вам доброго!
- Взаимно. До свидания!
Катя проследила взглядом за удаляющейся в сторону входа в метро статной мужской фигурой, и, когда та растворилась за массивной распашной дверью, выехала на дорогу и направилась в сторону офиса. После встречи с Игорем Васильевым ей вдруг стало неожиданно легко. С плеч упал груз неопределенности, которая не покидала её со дня гибели Славы. Сейчас же она по-настоящему ощутила себя его преемницей, и это придавало ей сил и уверенности в том, что с сего дня всё будет хорошо.

ГЛАВА 9
ilya_fender
После приезда полиции и разговора со следователем Вика направилась к месту, где они с подругой припарковались, и обнаружила плачущую Лену сидящей в машине. Та никак не могла прийти в себя после увиденного.

Когда Лена была еще совсем ребенком, родители однажды оставили её на вечер у соседской Read more...Collapse )

Глава 8
ilya_fender
- Алексей Иваныч, здравия желаю! - приветливо с улыбкой произнес в трубку Виктор Николаевич. - Как семья, как служба?
- О! Здорово, Витя! Давненько ты про меня не вспоминал, - пробасил на том конце полковник Громов, - никак случилось чего?
- Не без этого, - признался Барановский. - Но ты сначала расскажи, как жизнь, а то ведь действительно давно мы с тобой не разговаривали.
- Вашими молитвами, Виктор Николаевич, вашими молитвами! Ты не тяни, давай ближе к делу.
- Да тут такое дело - машину мне притер кто-то у магазина. Вышел на полчаса, возвращаюсь - бампер задний помят, - начал сочинять на ходу Виктор Николаевич. - Я бы ГАИ вызвал, но машина на сына оформлена, а он сейчас... Не важно, при встрече расскажу.
- Так а какая разница, кто владелец? Ты же в страховку вписан? - нетерпеливо спросил Громов. - Ты от меня-то чего хочешь? Вызывай ДПС по 02, это их дело.
Read more...Collapse )

Глава 5
ilya_fender
- Роман Валерьич, извините, что в неурочное время, но, сами понимаете, служба - есть служба. - дежурный по району прокашлялся в трубку. - Тут убой, надо ехать. Я бы дежурного следователя направил, но у него и без того четыре адреса, а эту заявку нужно оперативно отработать. Подозреваемый на месте. Я увошников уже направил, должны вот-вот подъехать. Адрес сможете записать?
- Да, пишу. Собирай опергруппу, через пятнадцать минут буду.
Рослый мужчина лет тридцати пяти на вид с осунувшимся от вечного недосыпа лицом и усталым, лишенным каких бы то ни было эмоций взглядом нажал отбой вызова на экране мобильного телефона, выбросил недоеденную шаверму в урну у ларька и, выругавшись себе под нос, зашагал к стоящей неподалеку потрепанной Ниве.
Сев в кресло, старший следователь следственного комитета капитан юстиции Роман Валерьевич Петров, сунул в зубы сигарету, прикурил и, выпустив горький дым в лобовое стекло, промолвил себе под нос:Read more...Collapse )

Глава 7
ilya_fender
За то недолгое время пребывания в тумане я успел побывать на своей кремации и поминках, но почему-то наблюдал за этим в одиночку, никого из покойных родственников рядом не было. Поначалу я не обратил на это внимания, однако с каждым новым сеансом связи с земной жизнью я все больше ощущал, что происходящее никак не вяжется с описанием деда - я видел абсолютно все: и хорошее, и плохое, и совершенно незначительное, просто заглядывал в жизнь близкого человека в тот момент, когда вспоминал о нем. Чувство неловкости за этот вуайеризм и неправильности происходящего ни на минуту не покидало меня, но сидеть в тумане полностью изолированно от внешнего мира было совершенно невыносимо, и я решил пока разобраться с правилами этой новой реальности, наблюдая за людьми, с которыми при жизни меня не связывали семейные отношения - может быть, это менее этично, но на них я мог смотреть гораздо более спокойно, нежели переживать ежедневные истерики бывшей жены и детский плач, с которым я ничего не мог поделать. Я переключился на канал, в прямом эфире вещающий обстановку в моем офисе, как раз в тот момент, когда рабочий день закончился, и сотрудники начали расходиться по домам. Катя как всегда задерживается, не торопится поскорее убежать с работы.

Read more...Collapse )

Свободное падение
ilya_fender
Сегодня мне приснилось, как я прыгаю с парашютом. Я уже однажды прыгал. Вывалился из самолета с закрытыми глазами и не открывал их до тех пор, пока меня не тряхнуло в воздухе и зафиксировало в вертикальном положении раскрывшимся над головой куполом. Read more...Collapse )

Глава 6
ilya_fender
Парковка крематория на Шафировском проспекте была, как обычно, плотно заставлена машинами работников учреждения и родственников усопших. Катя подошла к своей старенькой корейской иномарке, в последний раз обернулась к ритуальному залу со стеклянной пирамидой на крыше, вновь мысленно попрощалась с бывшим уже начальником и села в машину. После случившейся чуть больше четырех лет назад автокатастрофы, в которой погиб ее муж, она на собственном опыте убедилась, насколько прав был Михаил Афанасьевич Булгаков, сказавший устами Воланда о том, что человек иногда внезапно смертен. С тех пор она свыклась с этой мыслью. Конечно, любая смерть человека в расцвете сил была неправильной, неестественной, но все же по тем или иным причинам неизбежной. Человек уходил из жизни, но сама жизнь продолжалась, оставались люди, которые ждали от Кати непосредственного активного участия в их жизни и судьбе. В первый раз это была полугодовалая дочка, сейчас - работники и клиенты архитектурной студии, в которой она была первой нанятой Славой и долгое время остававшейся единственной сотрудницей. Впоследствии, с увеличением числа заказов, студию было решено расширить и нанять еще несколько человек - в штат требовались грамотный конструктор и пара толковых архитекторов. Все прошедшие собеседование и оставшиеся работать специалисты воспринимали Катю как Read more...Collapse )

Глава 4
ilya_fender
Чудовищная пробка растянулась по Петергофскому шоссе примерно от первой трети Полежаевского парка, если за начало взять вантовый мост с якорем, и до проспекта Маршала Жукова, как минимум. Весь этот автомобильный хвост стоял без движения вот уже двадцать две минуты. Некоторые водители не выдерживали и разворачивались прямо через двойную сплошную, благо встречного транспорта не было, не считая двух-трех машин, пролетавших с интервалом в пять минут, что наводило на печальные мысли о неработающем на перекрестке светофоре или каком-то крупном ДТП. Виктор Николаевич, статный мужчина шестидесяти пяти лет, каким-то чудом сумевший сохранить на голове густую шевелюру без единого седого волоска, наличие которой автоматически делало его в глазах окружающих моложе лет на десять, сидел в своей шестой Мазде в последнем кузове, слушал новостной канал по радио и сильно нервничал, поскольку, учитывая простой в заторе, уже серьезно опаздывал на встречу с адвокатом, который должен был представлять интересы его двадцатисемилетнего сына, оскорбившего сотрудника дорожно-постовой службы и находящегося уже третьи сутки под арестом.

Read more...Collapse )

Глава 3
ilya_fender
Это утро сразу казалось каким-то особенным, солнце не было скрыто облаками, и его первые лучи уже успели пробраться в спальню и лечь на подушку в сантиметре от Викиной головы. Одно неосторожное движение, и не открыть глаза будет совершенно невозможно. Ничто не мешало солнечным лучам хозяйничать в ее спальне, поскольку дом был новым, не все квартиры были еще заселены, никакой стройки напротив по генплану не предусматривалось, а вид из окон открывался на залив, и на окнах не было ни тюли, ни занавесок, ни штор. Иногда из-за этого было довольно трудно заснуть, особенно в период белых ночей, но кто же спит в белые ночи, тем более молодая красивая незамужняя девушка. Помимо солнца в дом через приоткрытое окно ворвался свежий утренний воздух, тихонько прошуршал страницами лежащей на прикроватной тумбочке раскрытой книги, буквально выпавшей из рук поздней ночью, задел край одеяла и окончательно успокоился в рассыпанных по подушке волосах. В этот самый момент солнечные лучи перебрались на Викино лицо и нестерпимо начали светить на закрытые веки, преследуя единственную цель - посмотреть в глаза этой девушки.Read more...Collapse )

?

Log in